Новости
6 декабря 2017, 05:11

В титрах не значился

Автор Александр Васин

Дублером и прототипом главного героя фильма «Небесный тихоход» был омич, боевой летчик Николай Алексеев.

В 1945 году на экраны кинотеатров страны вышел ставший легендарным фильм режиссера Семена Тимошенко «Небесный тихоход» с участием не менее легендарных актеров Николая Крючкова, Василия Меркурьева и, к сожалению, сегодня незаслуженно забытого Василия Нещипленко. Фильм повествует о трех фронтовых друзьях-летчиках, которые поклялись до конца вой­ны «не влюбляться даже в самых красивых девчат». Одному из них, майору Василию Васильевичу Булочкину, роль которого исполнил Николай Крючков, после ранения было запрещено летать на скоростных самолетах, и он вынужден был продолжать службу в ночной бомбардировочной авиации на легких самолетах У-2.

Однако мало кто знает, что все воздушные трюки за Николая Крючкова исполнял пилот омского летного отряда Николай Алексеев.

Небо зовет

В те годы не было принято указывать в титрах фамилии дублеров, поэтому об участии в съемках фильма Николая Алексеева знали, пожалуй, лишь его родные да сослуживцы по омскому авиаотряду.

Впрочем, Николай Васильевич был не только дублером, но во многом и прототипом главного героя.

Свой первый полет он совершил в 1932 году в планерной школе под Москвой. Небо покорило сердце восемнадцатилетнего паренька, и после окончания планерной школы он твердо решил связать свою судьбу с авиацией. По комсомольскому набору поступил в Балашовскую школу ГВФ, после ее окончания некоторое время работал пилотом 210-го авиаотряда в Новосибирске, а с мая 1941-го по 1975 год – в Омском аэропорту.

На передний край

В сентябре 1941 года летчикам омского авиаотряда поступил приказ передать самолеты в действующую армию. Долетев до прифронтовой полосы, они сдали самолеты военным. Утром все должны были сесть на поезд, чтобы вернуться в Омск, но дружно решили остаться. Тем более что без самолетов в родном аэропорту пилотам делать было нечего. Так началась фронтовая биография Николая Алексеева. «Небесные тихоходы» вывозили в тыл раненых, летали с офицерами связи на передний край. Летчики на своих По-2 летали так низко, что едва не задевали верхушки деревьев и даже днем оставались незамеченными вражескими средствами ПВО и зенитной артиллерией. А по ночам вылетали бомбить передний край немцев. На своей территории пилоты поднимались как можно выше, а затем с выключенными моторами бесшумно планировали прямо на цель.

Через год эскадрилью небесных тихоходов придали Ленинградскому штабу партизанского движения. И начались полеты за линию фронта, к партизанам Ленинградской, Новгородской и Псковской областей.

Летали только по ночам

Вот что в 1970 году по воспоминаниям Николая Алексеева в своем очерке написал корреспондент газеты «Правда» Геннадий Иванов:

«Как-то за линию фронта снарядили сразу более десяти самолетов. Алексеев стартовал первым. А уже разыгрался буран. Машина окунулась в снежную мглу, ее стало бросать из стороны в сторону. Только бы не заблудиться. Одна надежда, что путь не близкий, под самый Новгород, там, глядишь, и прояснит.

В разводьях облаков показались знакомые места, лесная опушка, где Алексееву уже приходилось садиться. Но почему-то не было видно ни огонька, ни каких-нибудь сигналов. И все же решил садиться.

Никто его на земле не встретил. Зато за лесом небо озарялось вспышками огня. Ясно было, что там идет бой. Алексеев приметил два отдельных дерева, раскопал под ними снег и перетащил туда из самолета «посылку» – ящики с патронами, а сверху положил мешок с махоркой. И все завалил ветками. Метель тут же заметала следы. Никакой чужой не догадается, что там, под сугробом. А вот как дать знать своим? Ждать? Может быть, партизаны задержались из-за боя? Но ветер между тем крепчал, шалея с каждой минутой, грозя сорвать и увести самолет. Когда вернулся на Большую землю, то оказалось, что все самолеты, которые вылетали вместе с ним, давно уже дома, стоят зачехленные. Их из-за непогоды просто не выпустили с базы. Командир эскадрильи капитан Сергей Рыбаков связался со штабом. Утром оттуда позвонили: все в порядке, партизаны благодарят летчика, доставившего им «посылку».

Сто граммов фронтовых

Двести одиннадцать раз садился Алексеев в тылу врага на партизанских аэродромах (по некоторым данным, значительно больше). И все на одном и том же По-2 № 764. Омский самолет верно прослужил ему до конца войны.

За мужество и отвагу, проявленные в боях за Родину, летчик был награжден тремя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «Партизан Отечественной войны» I степени, «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 г.».

Впрочем, на его груди могла появиться и вполне заслуженная высшая государственная награда – «Золотая Звезда» Героя Советского Союза.

Но не случилось. Как рассказывает товарищ Николая Алексеева Юрий Резинкин, старший штурман летного отряда, тот показывал ему фронтовую газету, где было написано, что Алексеев представлен к званию Героя Советского Союза. Разговорившись, Николай Васильевич рассказал другу, почему так и не получил «Золотую Звезду»:

– На фронте нам сто граммов наливали. А некоторые летчики вообще не пили, мне трое ребят свое отдали. Идет начальник политотдела. Ты, говорит, Алексеев, опять пьяный. Лишим звания Героя. А меня понесло. Руку на кобуру: «Я тебя сейчас сам разжалую». Представление отозвали. Вызвал меня командир полка: «Ну что, Коля, дурак ты. Вот тебе еще одно «Знамя» (орден Красного Знамени), и все. Стакан спирту налил, бросил туда орден и говорит: «Выпей и иди отдыхай».

Старший штурман Юрий Резинкин продолжил:

– Я видел в летной книжке Алексеева 900 вылетов ночью к партизанам. Тогда были сложности. Немцы перехватывали информацию или предатели сдавали, что там-то будут выложены треугольником костры. Недалеко немцы выкладывают таким же образом костры. Летчик прилетает и садится прямо в лапы врагу. У немцев был приказ: летчиков По-2 сразу вешать. Тогда стали летать попарно, один садится, другой, увидев, что товарища взяли, продолжал оставаться в воздухе. Кто будет садиться, тянули жребий. Алексеев мне рассказывал, что ему всегда выпадало садиться первым.

«Небесный тихоход»

После окончания войны Николай Алексеев на своем По-2 вернулся в Омск на родной аэродром. И этот же самолет снимали в фильме «Небесный тихоход». Вот как вспоминал сам Николай Васильевич об одном из эпизодов съемок. Перед камерами он вел машину на бреющем полете, а впереди была стена, над которой он должен был подняться вверх, а затем по сценарию следовал взрыв. Однако пиротехника сработала раньше времени. Взрыв ударил прямо под крыльями, и самолет бросило на стену, но ему удалось удержать машину. Сказался боевой опыт пилота.

Из личного дела ветерана

С 1946 по 1950 год Николай Алексеев служил командиром 272-го авиаотряда Северного управления ГВФ в городе Архангельске.

С декабря 1950 года снова в Омске. Сначала на должности командира звена, а затем и командира авиаэскадрильи. В 1963 году возглавил звено самолетов Як-12 в качестве командира. Летал до 17 июля 1973 года, а на пенсию ушел, когда был списан последний самолет Як-12. Имел налет 12330 часов 41 минуту на самолетах По-2, Як-12, вертолете Ми-1. После окончания летной работы трудился начальником команды отряда военизированной охраны аэропорта.

Последняя запись в его личном деле была сделана 22 декабря 1975 года: «Исключен из списков личного состава в связи со смертью».

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg